История родного края Неизвестное о Косыме

 Группа журналистов прошлым летом побывала в Куркелинском сельском округе Баянаульского района и среди прочих памятных мест в урочище Макаш посетила могилу рудоискателя Косыма Пшенбаева (1844-1932). В честь его 150-летия в 1994 году над заброшенным захоронением рудознатца горняки производственного объединения «Экибастузкомир», во главе с тогдашним генеральным директором Амангосом Утегеновым, воздвигли надгробное сооружение, огородили забором весь родовой зират. После короткого намаза малоизвестные факты биографии Косыма Пшенбаева нам поведал баянаульский краевед-аксакал Ныгмет Жаминов. Этот рассказ краевед внес в книгу, которую написал и готовил к печати. Косыма, посчитал его утонувшим и прекратил поиски. Косым Пшенбаев великолепно Землекоп и атаман Косым Пшенбаев родился на земле своих предков, в местности, которая сейчас называется родник Сарсенбая у западного подножия Кызылтау. Косым происходит из исторически известного рода Кулболды. Его родословная такова: Кулболды — Майлытон — Жайлау — Коныс — Сексенбай — Пшенбай — Косым. Косым всю жизнь посвятил земле. Один из первых геологов-казахов, он, по слухам, окончил религиозное медресе, открытое в родных краях Нургали Таушабаевым, специального образования не имел, но обладал уникальным природным чутьем. Он открыл несколько месторождений (рудники Жамантуз, Майкобен, Кандыккарасу, Карасор, Шоптыколь, Желтау, Майкаин), но самое главное открытие — залежей каменного угля в урочище Экибастуз в 1895 году. Пшенбаев находил рудные месторождения по следам древних рудокопов, выходам руд на поверхность, а также по видам растительности в той или иной местности. Косым был крупного, богатырского телосложения, слыл смелым, решительным. Хотя он и не участвовал в схватках, мог легко отбиться от двух-трех нападающих. По рассказу деда Ныгмета Жаминова — Рысбека, между Косымом и станичным баянаульским атаманом Иосифом Зоновым случились разногласия, будто бы по поводу рудных мест. В итоге Косыма обвинили в краже скота и отдали распоряжение об его аресте. Дед Рысбек знал подробности не понаслышке, поскольку был работником атамана Оске, как, искажая имя, звали Иосифа Зонова казахи. От прибывшей армейской части Косым побежал в сторону Сабындыколя и прыгнул в воду. Солдаты, прочесавшие побережье и водную гладь озера, не смогли обнаружить Косыма. Он с детства хорошо плавал. Это и спасло его. Косым переплыл озеро и с тайного входа под водой вошел в просторную пещеру у красного камня. О сотворенной госпожой природой пещере, вход в которую находился ниже уровня воды, знали только пытливые натуры вроде Косыма. Скалу со стороны Малой горы до сих пор называют красным камнем. Косым скрывался в пещере, еду, видимо, доставлял по ночам подводной дорогой. В конце концов, атаман, не найдя владел ремеслами: искусно шил сапоги, мастерски вырезал из дерева и кости, был ювелиром и кузнецом. В вынужденном заточении он сшил для атамана Зонова красивые охотничьи сапоги, какие носили русские аристократы. Когда все утихло, Косым пришел в дом к атаману. Поначалу испугавшийся атаман, заметив мирный вид гостя, пригласил его к себе, и они долго беседовали. Благодаря талантам Косыма впоследствии они сдружились. Дед Рысбек утверждал, что атаман носил сапоги, сшитые Косымом, только в праздники. По тем временам дружба искусного простого казаха с полновластным правителем Баянаула Зоновым, прозванным баянаульцами «жарты патша» — полцаря, случай неординарный. Последние годы С 1918 года Пшенбаев оставил ремесло рудоискателя и начал жить оседлой жизнью. Своих детей у Косыма Пшенбаева не было. С началом жесткого голода конца двадцатых годов прошлого столетия, он странствовал пешком по родным землям. В период ослабления страны мало кто кому-либо оказывал поддержку, тем более старику Косыму, которому было более 80 лет. К концу 1930 года он забрел в одиноко стоящий домик в местечке Толтай, где вместе с тремя детьми жили родители Ныгмета Жаминова. Скот, как у всех казахов, отобрали, и семья кормилась отловленными зайцами, но Косыму Пшенбаеву выделили угол и пищу. Косым однажды сказал отцу Ныгмета: «В такое тяжелое время, когда ради собственного спасения отец и мать отрекаются от детей, ты кормишь меня вместе со своими детьми. Пойдем, я покажу место, где есть россыпи золотых самородков, которых хватит не одному поколению твоих потомков!». — Отец, с рождения боявшийся золота, — рассказывает Ныгмет Жаминов, — отказался: «Богатство еще никому не было другом. Вон, на наших глазах богатеи умирают от голода. Я тебе помогаю и чту не из-за золота, а чтобы благословение великого гражданина Алаш Орды получили дети». Спустя некоторое время Косым слег и тогда направлением руки он показал моему отцу место, где оставил метку: «Позже, когда понадобится, пойдешь и возьмешь!». Однако, этот секрет Косыма отец нам не раскрыл. Летом 1932 года Пшенбаев умер. Отец с матерью совершили омовение Пшенбаева, отправили его в последний путь. Транспорта не было и в помине. Положили тело на двухколесную арбу, впряглись в нее, отвезли на зимовку Макаш, на родовое кладбище, что находилось в 3-4 километрах от дома. В зимовье, в единственном уцелевшем доме, от джута спасался дальний родственник Косыма Абдырахман. От слабости они не смогли вырыть глубокую могилу, выкопали примерно по плечи. Накрыли сверху дверью, похоронили Косыма Пшенбаева. Так закончился жизненный путь одного из выдающихся наших земляков. Знак Косыма — Прошло 25 лет, я в 1956 году окончил десятилетку, — рассказывает Ныгмет Жаминов. — В краю началось освоение целинных земель, в вузы принимали только целинников с трудовым стажем не менее 2-3 лет. Мы, выпускники школ, остались дома и по комсомольской путевке шли в создаваемые совхозы. Мой дядя Калкен Жаминов, доктор геологических наук, работал в институте Каныша Сатпаева. Однажды отец с места, которое показал ему Косым, отправил дяде в Алма-Ату с гостинцами в посылке два кусочка беловатого камня. Через некоторое время, в мае, когда в доме гостил родственник — ветеринар Елубай Сыздыков, прилетел вертолет. Из него вышли четверо мужчин, и среди них мой дядя, направились к дому. Мы встретили, угостили. Начальником оказался высокий русский парень с красиво подстриженной бородой и усами. Их направили специально из-за камней, присланных отцом. Эта местность находилась в 5-6 километрах от нашего дома. Мы с Елубаем повезли гостей на повозках. На месте геологи разбрелись, рассматривая камни. Вдруг бородатый закричал: «Нашел, нашел!». Мы подбежали, в расщелине среди камней лежал синеватый плоский камень с зарубкой с одного конца. Бородатый то клал камень обратно на место, то снова вытаскивал, что-то порусски пояснял друзьям. После в научном труде по геологии дядя показал нам объяснение: то была условная метка, известная как «знак Косыма». Гости были очень довольны и благодарили отца. Позднее, в течение 20-25 лет геологи непрерывно устанавливали палатки для исследования этой местности. Нам не было до них дела, мы пасли свой скот… А.КУЛЬНИЯЗОВА.

           

 

Loader Loading...
EAD Logo Taking too long?

Reload Reload document
| Open Open in new tab